Проведите аудит пожарной безопасности на объекте. Оставьте заявку здесь. Недорого!

Приватизация корпусов (КЛИМ) МГУ

Приватизация здравого смысла

Илья ВАРЛАМОВ ( [info] zyalt)

В одном из достаточно давних репортажей мы с вами уже разбирали один квартирный вопрос. Пришло время рассмотреть еще один. Речь пойдет не о крупной компании, тянущей со сдачей домов, в которых люди уже давно и за немалые деньги приобрели квартиры, а о государственной собственности.

Если точнее, я говорю о жилых помещениях (это условное название, дальше вы поймете, почему) в главном здании Московского государственного университета. Для справки: боковые башни ГЗ, маркированные буквами «К»,»Л», «И», «М», являются на самом деле домами. Это полноценные многоквартирные 15-этажные постройки с подъездами. В них, как и в любых квартирах, живут люди с семьями, мебелью и счетами за услуги ЖКХ. Так что же в них тогда необычного, не считая довольно интересного места жительства?

История вопроса

Начнем с истории. В 1953 году немецкие военнопленные под руководством специально созданной группы советских архитекторов сдали в эксплуатацию законченное здание МГУ. Сюда из центра города — исторического места дислокации вуза — должны были переехать факультеты с десятками преподавателей и сотнями, тысячами студентов.

Если вопрос о том, где жить студентам, не стоял, так как общежития вполне справлялись с потоком учащихся, то вот о профессорах решено было позаботиться особо. Проект МГУ подразумевал развернутый кампус по примеру крупнейших европейских и американских вузов. В кампусе должны были проживать не только студенты, но и педагоги. Лучшим местом для их расселения (с точки зрения, если хотите, престижа и удобства, конечно), стали те самые четыре башни.

Жилье предоставлялось на условиях социального найма. То есть прописанный преподаватель МГУ, работающий в вузе, мог вписать в квартиру свою жену, детей, родителей, да и вообще, любую родню. Стоит ли говорить, что даже тогда эти квартиры считались элитными.

Прошло сорок лет, сменилось поколение, а то и два. Многих профессоров, получавших квартиры в первой очереди, не стало. Но в этих квартирах продолжали жить их дети и внуки, многие из которых сами стали преподавать в вузе.

В декабре 1994 года, буквально под новый год, бывший мэр Москвы Юрий Лужков принял Распоряжение No. 653-РМ. Часть нынешних жильцов утверждает, что документ был подписан втайне от них, без проведения его обсуждения и согласования. Так вот: согласно этой бумаге, все помещения (читай: квартиры) корпусов «Л», «К», «И», «М» стали числиться в городских реестрах, как служебные помещения. Это автоматически лишало жильцов  права распоряжаться своими квартирами, как им вздумается. А именно: прописывать туда новых жильцов и приватизировать жилье.

Распоряжение вызвало логичное недовольство жильцов. Ведь теперь квартиру по наследству получить было фактически невозможно. Да и прописать родителей (даже жену или новорожденного ребенка) стало делом крайне трудным.

К сожалению, официального объяснения этому распоряжению мне найти не удалось. Но думаю, что здесь уместно привести догадки жильцов, не согласных с такой ситуацией. Звучит они примерно так: Лужков решил разобраться с некими махинациями внутри жилых комплексов, отчего запретил приватизировать жилье, полагая, что его предприимчивые граждане после приватизации смогут более чем выгодно продать. Протесты, не особо замечаемые тогда, в и без того неспокойные 90-е, были по-новому услышаны сегодня. И вот что из этого получилось.

Два лагеря. Pro…

В воскресенье, 20 ноября 2011 года, на Пушкинскую площадь пришло чуть больше сотни человек. Митинг, на который они собрались, был разрешен властями. Люди требовали одного: вернуть комплексам статус жилых домов.


Из сотни участников собственно жильцами (или людьми, к ним близкими) являлось немногим больше полусотни граждан. Остальные выступили в роли сочувствующих. Было даже несколько политиков, выразивших горячую поддержку собравшимся и зазывавших их на какой-то митинг оппозиции.

На данный момент, как рапортовали собравшиеся, им удалось одержать промежуточную победу. Действительно, на днях действующий мэр Москвы Сергей Собянин распоряжение предшественника отменил. Впрочем, внутренние бумаги МГУ (кстати, от 2008 года) остались в силе: по ним квартиры все еще являются служебными помещениями. А приказы главного вуза страны мэру, увы, не под силу. Это дело уже федеральных властей.

Чтобы точнее понять, чего же хотят сторонники возвращения приватизации, я попросил  комментарий у одной из митинговавших женщин. Ее зовут Елена Краснова, она проживает в комплексе под буквой «К».

- Понимаете, какое дело. Наша прописка в паспорте не имеет никакой силы из-за того, что обитаем мы в служебных этих помещениях. То есть в базах данных ни пожарных, ни скорой помощи, ни полиции нас нет. Я объясню, как это. Вот стало кому-то плохо, вы звоните в 03, называете адрес, а они там у себя в мониторе его не видят, а вы как бы на складе живете, то есть приехать к вам никто не приедет.

Самое интересное, что мы выигрываем все суды по вопросу признания нас жильцами, но их решения не исполняются. И мы в этой ситуации вдруг почувствовали себя крепостными. Несмотря на то, что Собянин постановление Лужкова отменил, внутреннее распоряжение МГУ отменить он не может. Поэтому мы и пытаемся докричаться до президента.

Звучит аргументировано, здраво, логично, не правда ли? И Елена не одна, кто приводит подобные примеры. Ее коллеги и знакомые, пришедшие на митинг, обеспокоены теми же вопросами: отсутствием возможности нормально пользоваться услугами цивилизации. Но не все так просто.

…et Contra

Чтобы получить более полную картину происходящего, я решил отправиться к зданию МГУ и поговорить там с жильцами, которые на митинг не ходили, но живут, судя по всему, в тех же условиях, что и их активные соседи.

Услышанное меня поразило. Первым моим собеседником стала девушка лет 23, представившаяся Анной. Ее я поймал на выходе из корпуса «И», ближайшего к станции метро «Университет».


По словам Анны, о митинге она слышала, о самом конфликте тоже все прекрасно знает. Только вот ей почему-то живется хорошо: и скорая едет, и в больнице обслуживают без вопросов, и прописка «работает» прекрасно. Кстати, Аня — дочь работающего в МГУ профессора.

- Поймите, на митинге выступают те, кто хочет продать свои квартиры. То есть их же сначала надо в собственность получить, а потом загнать подороже тем, кто всегда мечтал жить в таком шикарном месте. Историческое все-таки здание. Тут же квартира, даже самая средняя, стоит миллионов 5 долларов. А у нас покупатели на такие аппартаменты есть.

А еще вот что: квартиры приватизировать хотят не старенькие профессора, не их работающие тут же дети, а потомки тех первых преподавателей, которые сейчас отношения к МГУ не имеют. То есть это какая-то седьмая вода на киселе, которая хочет получить дорогое жилье себе. А мы 15 лет живем тут и не жалуемся на «скорые», да ни на что вообще.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Примерно то же самое говорит еще одна моя собеседница — Екатерина. Она живет в корпусе «Л» и работает на физическом факультете. Ей ситуация с неуемным желанием отдельных жильцов получить квартиры в собственность кажется крайне подозрительной. Кроме того, в Катином комплексе — в холле — висят плакаты «Нет приватизации КЛИМа!» и «Мы с Вами, наш ректор!» Катя с гордостью в голосе говорит, что в их корпусе протестных почти нет. Да и вообще, по ее словам, «Л» — самый образцово-показательный.


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- Вон видите, велосипеды стоят, экран висит. Это только у нас так. В остальных все порастаскали. Да и в других много неблагополучных проживает. Это обычно люди, всякие нехорошие там, которые совершенно уже никак с МГУ не связаны.

Интересные подробности Екатерина рассказывает и о ситуации с приватизацией.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

- Да ну, они все, как это сказать, хотят только себе забрать жилье, потому что квартиры стоят очень-очень дорого. А знаете же, им предлагали поменять их вот нынешнее жилье в корпусах на квартиры в ЖК «Татьяна»? И это будут их уже квартиры, приватизированные. А они отказывались.

Квартиры в хорошем (почти элитном) жилом комплексе действительно предлагали. А еще предлагали в «Шуваловском», который даже повыше классом «Татьяны». Но насиженное, родное место, видимо, не хочет покидать никто. Несмотря на то, что предлагаемое жилье всего-то в пяти минутах от КЛИМа.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Из корпуса «Л», попрощавшись с Катей, я выхожу со смешанными чувствами. На стене перед дверью табличка: «В этом доме жил великий математик Андрей Николаевич Колмогоров». Интересно, думал ли ученый о чем-нибудь вроде приватизации? Сомневаюсь.

33 комментария к “Приватизация корпусов (КЛИМ) МГУ”

  1. Valery написал:

    Проблема по-хорошему не решается. Сталкиваются понятия двух исторических эпох.

  2. Кирилл написал:

    Байка про скорую доставила — это сказки какого-то потрясающего, 80-го уровня. Я жил в ГЗ три года, за это время без проблем приезжала скорая, без всяких сложностей можно было пообщаться с милицией, пожарные даже регулярные учения проводили как-то. Никаких бытовых неудобств нет и в помине!

  3. Sledopyt написал:

    Автор все прозрачно описал. Поскольку это кампус, то и квартиры там должны быть служебными. В Кремле же никто не прописывается и жилье не приватизирует. Хотите свое жилье — покупайте…

  4. Илья написал:

    Очень странно запрещать людям продавать свою квартиру, полученную в наследство от бабушек-дедушек, где бы она не находилась. Ситуация с объявлением квартир служебными довольно мерзкая. Если университет не хочет левого народа, пусть выкупает по рыночной цене, другого выхода нет.

  5. Poker написал:

    Ну автор тут не все написал и выставил все односторонне. Да- живут там люди которые уже не иеют отношения к мгу, но их мало. И самый главный факт- люди меняли свои квартиры во времена ссср на эти в башнях. А потом когда все мы с вами свои квартиры которые до этого были государственными приватизировали, они этого сделать не смогли. т.е. многие из них просто потеряди свои квартиры. Да и разговоры про шувайловский сплошной гон, хотя и должны были выделить квартиры. Батурина там ничего никому не выделила.

  6. Роман написал:

    Мутная история конечно, но всё таки свои квартиры их родственники в начале 50-х сдали ведь, хотя теперь могли бы в них жить и приватизировать-прописывать и т.п.

    Интересно, какой найдут выход из этой коллизии? Может стоило бы запретить продажу и разрешить только наследование?

  7. Илья написал:

    А почему они должны отказываться от своего права на приватизацию???

    Вот ты Илья, скорее всего приватизировал свою квартиру, а почему они не имеют такого права?..
    я думаю, что любой из тех, кто жил бы в такой квартире не отказался от права ее приватизировать.

    И что сказала бы Аня и Катя, если бы их родственников вдруг уволили из универа и сказали бы завтра, выметайтесь из служебного помещения???

  8. Григорий написал:

    МГУ очень нужны хорошие преподаватели, но привлечь их, кроме престижа заведения, нечем. Если молодой преподаватель получал бы служебное жилье — много талантливых выпускников (особенно иногородних) не уходило бы в бизнес, а оставалось бы преподавать. Квартиры, которые и строились для того, чтобы обеспечивать МГУ хорошими кадрами, должны снова начать играть такую роль.
    Про то, что скорая не может доехать — полная ерунда. Приезжает, и очень быстро. Вообще, с точки зрения инфраструктуры главное здание МГУ — мечта. Свои сантехники и электрики, куча охраны, а уж если случится пожар — приедет минимум 10 пожарных машин, да еще и по телевизору обязательно покажут.

  9. сергей написал:

    а чей то народ так вскипишился — по моему янус действительно двуликий в данной ситуации. байки про скорую помощь непонятны. как я понимаю никто жильцов не выгоняет. МГУ учереждение государственное, зачем его приватизировать. к тому же если людям предлогали переехать в квартиру по соседству в приличном ЖК.
    с другой стороны — что значит «седьмая вода на киселе»? почему одни имееют право на приватизацию своего жилья , а другие нет? что за выборочная демократия?

    а вообще по нормальному — нечего там делать людям, которые не относятся на прямую к обучению или учебе в МГУ.

  10. Андрей написал:

    На самом деле проблемы можно было бы избежать, если бы руководство МГУ внятно высказало свою позицию по этому вопросу. Но оно этого не делает, и это непонятно.
    Вместо этого ректоратом МГУ организуются какие-то митинги против «приватизации части университета». А так — конечно эти квартиры должны быть служебными, но помогать своим профессорам в решении жилищного вопроса МГУ обязан.

  11. Справедливый написал:

    и правильно что не разрешают приватизировать ‚поддерживаю!
    Хотят жить там? вот пусть и купят их по рыночной стоимости ‚а так переселить всех за мкад в свои собственные квартиры.
    Халявы быть не должно, это желание урвать бабос ‚а не вызвать скорую или милицию.
    В этих квартирах должны жить люди которые работают в МГУ, уволился ? Значит переезжай в другое место.
    Я не вижу ни одной причины почему в этом здании у кого то должна быть собственность.

  12. Павел написал:

    Ситуация с кампусами вообще говоря приравнивается к общежитиям обычно:
    Вот ты поступил в институт, тебе выделили комнату в общаге, ты институт закончил и топай на все четыре стороны! Всё, инст тебе ничего не обязан предоставлять больше!

    На западе, где жильё в частной собственности, решается просто: жил ты в штате Миссисипи, тебя пригласили в Колорадо преподавать в университете. С предоставлением квартиры или дома в кампусе — на выбор.
    Далее есть варианты:
    Т.к. американцы более лёгкие на подъём — ты можешь продать свой дом в старом месте и купить новый поблизости от университета. Так может поступить семья, где работает несколько человек и найденная на новом месте работа по дороге от кампуса тебе не в кайф. Это, соответственно, ТВОЙ дом. Личный.
    Далее — можешь согласиться на кампус. Старый дом можешь продать (и положить деньги в банк) или сдать, если срок преподавания не велик. При этом ты по факту владельцем жилья в кампусе НЕ ЯВЛЯЕШЬСЯ!

    И вот ты увольняешься — соответственно или можешь продолжать жить в этом штате, если выбрал свой собственный дом, или переехать в другой. На покупку жилья у тебя или есть деньги в банке, или тебе банк выдаст кредит.
    Но.
    В любом случае — жильём в кампусе распоряжается УНИВЕРСИТЕТ, УНИВЕРСИТЕТ И ТОЛЬКО УНИВЕРСИТЕТ! Тебе его предоставили на время и ни о какой частной собственности речь идти не может!

    При СССР ситуация была в чём-то аналогичная — если что, то ГОСУДАРСТВО предоставляло новую квартиру.

    Но вспомним, как жили в 40 – 50???
    Ну? Прально! Многие жили в коммуналках, большинство — вообще в бараках! Так что «Квартира в Университете» была не обменом «Квартиры где-то там на квартиру в Университете», а этак в 99% случаев ПЕРВОЙ НОРМАЛЬНОЙ ЖИЛПЛОЩАДЬЮ!

  13. Айдос написал:

    Здравствуйте,

    Правило одно, служебное жилье, пока работаешь живешь прописываешь по нормам по закону (не 20 человек в 2 комнаты), кончился контракт и не продлили, дают 3 месяца и освобождаешь. И никаких приватизаций!

  14. Александр написал:

    > МГУ очень нужны хорошие преподаватели, но привлечь их, кроме престижа заведения, > нечем. Если молодой преподаватель получал бы служебное жилье  —  много талантливых > выпускников (особенно иногородних) не уходило бы в бизнес, а оставалось
    > бы преподавать.

    Молодые преподаватели очень редко могут добиться того, что бы им выделили КОМНАТУ в общежитии, хотя всяким охранникам их дают без проблем. Нынешнему ректорату эти молодые преподаватели нафиг не нужны, и квартиры им выделять никто не будет. Максимум отдадут квартиры приближенным из администрации.

  15. Аскар написал:

    Жесть. Как гражданину, хочется поддержать бастующих жильцов… Но после слов Кати и Анны… думаю, поддерживать не буду.

  16. Андрей написал:

    Посмотрите на лица на фото. Половина из протестующих точно ушлые риэлторы…

  17. Алексей написал:

    ведомственное жилье не подлежит приватизации! а ушлые «старые жильцы» смело идут лесом и лучше за мкад.

  18. Александр написал:

    « - Да ну, они все, как это сказать, хотят только себе забрать жилье, потому что квартиры стоят очень-очень дорого. А знаете же, им предлагали поменять их вот нынешнее жилье в корпусах на квартиры в ЖК «Татьяна»? И это будут их уже квартиры, приватизированные. А они отказывались.»

    Это, насколько я знаю, ложь, причем наглая. Квартиры им предлагали не в собственность, а по договору коммерческого найма на 5 лет. Разница чудовищна, не так ли?

  19. Ирина написал:

    смотрю на свое лицо на фото и думаю: как отличить научного сотрудника с 30-​​летним стажем от ушлого реэлтора? Может Андрей расскажет как он их распознает? По одежде (а во время митинга было –10 мороза) мы скорее были похожи на уличных продавцов с рынков. Но люди были готовы мерзнуть.

    А еще очень бы хотелось посмотреть на Аню из корпуса И и особенно Катю с физфака, живущую в корпусе Л. С физфака много народа, но только вот Кать среди них нет.

  20. Сергей написал:

    Странное впечатление оставила публикация. С одной стороны человек с именем и фамилией Елена Краснова — с другой почти анонимные Аня и Катя. Все корпуса действительно заклеили однотипными плакатами. Периодически жильцы снимают и выбрасывают этот мусор.

  21. Павел написал:

    Не забывайте, что когда тем, кто сейчас там живёт выделяли квартиры, они СДАЛИ СВОИ государству.
    И, конечно, никто им в собственность квартиры в элитных ЖК сейчас не предлагал — это сказочки ректора. Предлагали соц. найм на 5 лет.
    P.S. Про скорую — бред, конечно. В самом главном здании есть поликлиника.

  22. Иффф написал:

    Я думаю, каждый понимает стоимость квартир в этих домах. А из нее и вытекает желание прихватизировать и продать. Приватизировал, продал — ты, дети и внуки будут кататься как сыр в масле.

  23. Михаил написал:

    Если человек на момент смерти проживал в номере гостиницы, номер тоже должен перейти по наследству и получить возможность быть приватизированным?
    Аргумент про приватизацию тоже не работает. Многие на момент приватизации жили еще в общежитиях. Единственное — от МГУ может быть только жест доброй воли, который поможет родственникам бывших или умерших сотрудников МГУ приобрести жилье не в служебных корпусах МГУ.

  24. Владимир написал:

    Тут много «за» и «против». Итак, история ГЗ гласит, что профессорам и прочим научным деятелям при открытии в 53 году предложили СДАТЬ свои квартиры государству и в обмен получить новые уже в корпусах К,Л,И,М. Т.е. квартиры им не просто дали или подарили, это был обмен. Понятно, что как и по вех правилам там были исключения. Но представьте, вот у вас есть квартира своя, вы бы ведь хотели, чтоб после вашей смерти ваши дети не оказались на улице? Да, наследство все дела. Вот так и в корпусах КЛИМа. При советской власти было так заведено, что квартиры там давали практически в собственность. Так почему сейчас, при новой власти, этот порядок должен быть изменен, а потомки тех, кто обменял свое жилье на квартиры в ГЗ не должны распоряжаться своим недвижимым имуществом. А продавать эти квартииры или жить дальше — это их дело.

  25. Елена Краснова написал:

    Обратите внимание на то, то сказала Аня — они живут в этом корпусе 15 лет. То есть вселились после того, как были закрыты прописка-обмен, и руководил МГУ в это время уже Садовничий. Они получили квартиру на каких-то других условиях, чем те, кто живет здесь с 1953 года (наверное, действительно как служебную). Этим и объясняется разница в позициях.

  26. Анна написал:

    Хочу добавить свои 5 копеек как человек тоже живущей в КЛИМ.

  27. Анна написал:

    Как человек живущий в КЛИМ хочу добавить немного комментарив к цитатам из статей. Обсуждать приватизацию не хочу, есть другие вопросы, на сегодняшний день — без ответа.

    1. О правомерности статуса жилья хорошо рассуждать когда этот статус был изначально. А когда есть ордер (т.е. официальный документ) где квартира не является «служебной», а потом по распоряжению она служебной становится, а затем вообще производственным помещением. Какой же законный статус квартиры? И почему смена статуса не сопровождалась информированием жителей? Если квартира перешла в статус «служебной» необходимо было проинформировать жителей, в таком случае жители хотя-бы имели бы право встать в очередь на улучшение жилищных условий (а у некоторых никакой другой жилплощади нет, даже унаследованной от седьмой воды на киселе за МКАДом). Кстати, ордера по которым мы въезжали в эти квартиры нам не выдают, никаких договоров (или иных документов) в которых было бы указано на каких условиях мы занимаем эту площадь у нас тоже нет. Не исключаю что они есть у кого-то, но лично я ни одного не видела.

    2. С адресами действительно возникают сложности, например, со сменой водительского удостоверения. При получении, например, социальной карты Москвича 7 лет назад прикладывала к анкете записку «адрес сверен с паспортом, данный адрес существует», жаль тогда не пришла в голову идея сфотографировать. Это связано с тем что производственное помещение не числится как жилой фонд и ее «по умолчанию» в базах жилых помещений нет (насколько я понимаю этот вопрос).

    3. Со скорыми проблем до сих пор не возникало, это правда.

    4. Ну и немного про внутренне устройство корпусов. Корпус «Л» действительно образцово-показательный, не в последнюю очередь потому что там долгое время жил ректор В.А. Садовничий, замечу что только на этом корпусе висят те самые памятные таблички, на корпусе «И», они не висят, хотя здесь, к примеру, жил и работал заслуженный деятель науки РСФСР Н.А. Цаголов и немало других выдающихся ученых. Хотя именно в корпусе «Л» из-за состояния лифтов этим летом приехавшая на вызов скорая помощь не могла нормально госпитализировать человека, потому что лифт при заявленной грузоподъемности 6 человек не мог поднять больше 2 человек (а больной+2 санитара — это уже 3 человека). По поводу велосипедов глубоко поражена, в корпусе «И» они долгое время стояли, как и детские коляски в холле, но для соблюдения норм пожарной безопасности раз в полгода, примерно, появляется объявление с просьбой убрать все вещи из холла, — именно поэтому велосипеды пропали. В том же корпусе «И» можно заметить детскую коляску у квартиры 1 этажа, это на один существенный для молодой мамы лестничный пролет выше чем холл, в котором в корпусе «Л» стоят велосипеды. Замечу что коляска ни к чему не пристегнута в целях безопасности, а стоит не в холле потому что там ее оставлять запретили из тех же соображений пожарной безопасности.

    5. Ну и последнее к вопросу о структуре жильцов. Наверное, было бы действительно справедливо если бы в этих квартирах до сих пор проживали бы люди, работающие и не утратившие связи с МГУ. Именно «утратившим связи» логично было бы в первую очередь предложить уехать. Мне как жительнице, было бы крайне любопытно посмотреть список тех, кому квартиры предлагали и кто отказался. Я знаю что предлагали квартиры как раз людям, имеющим связь с МГУ и по договору найма на 5 лет. Почти все живущие сейчас в корпусах действительно, потомки профессоров и преподавателей, за исключением тех кто получил эту квартиру по свободному обмену в 80-е годы, когда наши корпуса были в общем жилом фонде Москвы.

    6. Кроме этого, хотела бы поправить неточность в статье, — Анна, которая давала интервью действительно дочь выдающегося профессора МГУ, но не работающего, а работавшего в МГУ, а ныне покойного. Я рассказала ей где найти эту статью, надеюсь, она лично подтвердит мои слова. Мне кажется это важное обстоятельство в свете обсуждения утративших и сохранивших связь с МГУ жильцов КЛИМ.

  28. Анна написал:

    Ну и к вопросу о том кто давал интервью.

    Девушку Аню я знаю лично, она действительно проживает в корпусе «И».

    А собеседница Екатерина, работающая на физическом факультете, судя по всему, также сотрудница, занятая в хозяйственно-эксплуатационном обеспечении МГУ, не исключено что проживает в корпусе «Л», но скорее выражает точку зрения администрации, а не жильцов. По крайней мере Екатерина, отвечающая за обеспечение некоторых хозяйственных функций МГУ, в корпусах КЛИМ часто появляется.

  29. Дмитрий написал:

    Слишком однобокая статья, не снимающая основных вопросов. Интервью с участниками КЛИМа я почему-то в ней не увидел.
    1. Насколько я знаю, КЛИМ согласен на то, чтобы правительство Москвы имело право преимущественной покупки, что снимает вопрос о продаже квартирам богатым и не имеющим отношения к МГУ людям.
    2. Многие вселившиеся в 50-​​х годах отдавали в пользу университета свои квартиры, где они теперь? Почему теперь они оказались на птичьих правах?
    3. Чем эти люди отличаются от остальных граждан России, которые приватизировали свои квартиры по договрам соц.найма? Если только тем, что они оказались в историческом здании, то теперь их выселить на улицу надо? Как-то несправедливо.
    4. И что-то странно, что никто из этих людей не переехал в шуваловский комплекс, если им предлагали там квартиры. Может предложения и не было? Неужели всем предлагали и никто-таки не переехал?

    Люди оказались практически бездомными, живущими в производственном ангаре. Как всегда деньги оказываются важнее людей. Очень жаль. И непонятна позиция университета, не слышал я о внятных путях решения возникшей проблемы.

  30. Мария написал:

    Мне кажется, естественным было бы после смены статуса здания предоставить всем проживающим там людям приватизированные квартиры, а здания использовать в качестве кампуса для профессоров и преподавателей, без всякой возможности передачи в собственность.

  31. Стас написал:

    Юридически квартиры нужно отдать.
    Практически — получится отстойник недостойных.

  32. Александр написал:

    Странно.
    При МИДе, например, тоже выдают СЛУЖЕБНЫЕ квартиры. Никому не приходит в голову топать ногами, приватизировать и продавать их.
    Со стороны Университета было бы логично текущему составу профессоров и преподавателей квартиры сохранить, а людям, не имеющим в данный момент отношения к МГУ — дать квартиры. В собственность. Где-нибудь. Но не в КЛИМе.
    Вообще было бы любопытно посмотреть на трудовые договоры профессоров и преподавателей, как там раскрыт вопрос жилья.

  33. Dobrozhel написал:

    Я не понимаю, почему никто не говорит о безопасности МГУ. Ведь окна выходят внутрь территории, где постоянно находится множество людей (живут тысячи студентов и работают преподаватели). Если продадут квартиру посторонним, то как будут контролировать, кто что может через окно пронести на территорию. Однозначно, квартиры нельзя приватизировать.

Оставить комментарий